Статьи, лекции, заметки

  • 22 января

     This paper is based on my fieldwork experience in the Purulia district of West Bengal conducted in 2012, 2013 and 2015. The object of this research was to make a general survey of the contemporary ethnographical situation at one of the dancing communities there. The community is still alive and functions in rural India. Preserving to some extent the traditional features of jajmani system, its members mostly are involved into the local entertainment sphere, but occasionally perform at family ceremonies and festivals, and play a distinct role in the religious life or are used as a representation of a patron’s status if needed. To sum up just a few points of the research we should take into consideration the highly marginal aspects of both the status and actual professional activity of this community (that includes around 105 Nachnis in both West Bengal and Jharkhand). All interviews show that in spite the vast changes in the attitude to dance in India in general and many Nachnis today being recipients of national awards; their social status in villages is still very low. It appears that quite a few young girls continue to be involved into Nachni profession. Sometimes Nachni marries her Rasik and has a proper family; this seems to be a quite recent development. There is also a tendency towards forming stable family-like connections between a Nachni and a Rasik today. Although there is certain activity (conferences, seminars) to unite all Nachnis and promote their rights, this initiative is still not very successful, due to strong professional rivalry and a lack of community feeling. The content of Nachnis’ dance repertoire demonstrates a blend of various styles, traditions, arranged in local ways and fitted for the popular taste of the audience. But there are also few high-quality Nachni dancers, and for some observers this might signify an emergence of an original style at a preliminary stage – still the issue is rather controversial.

  • 2 декабря 2018

    Каждый раз, проезжая по долине Валле д'Аоста мимо ее знаменитой римской арки, образ которой стал для виноделов близлежащей деревни если не иконическим, то этикетным (от слова "этикетка"), я не мог отделаться от мысли, что она стоит именно здесь не просто так, хотя бы потому, что римляне ничего просто так не делали, и, стесав в этом месте двести метров монолитной скалы для своей дороги, для чего-то оставили ее часть и прорубили в ней арку, хотя, стесать и ее было бы гораздо проще. Стало быть, она имела для них какую-то ценность, и ценность эта не утилитарная. 

  • 26 ноября 2018

     Плато Укок, расположенное у пересечения четырех государственных границ - России, Казахстана, Китая и Монголии представляет собой перекресток древних и современных культур кочевой ойкумены Центральной Азии. Это место, изобилующее археологическими памятниками, вследствие их раскопок стало полюсом мобилизации исторической памяти и мифопоэтического сознания народа Республики Алтай. Вовлеченное в процессы глобализации, плато Укок в теплое время года привлекает множество туристов со всего мира, но зимой оно по-прежнему труднодоступно, и используется в качестве зимнего пастбища группой алтайских казахов, начиная со времени их переселения из районов Казахстана и Китая. Автор настоящей статьи принимал участие во всех археологических экспедициях на плато Укок в период с 1991 по 1995, с 2004 по 2017 год проводит там полевые этнографические исследования, проведя несколько зимних сезонных циклов среди кочевников. Полевые материалы, лежащие в основе настоящего исследования послужили средством для сравнений жизни на Укоке с этническими ситуациями схожих хозяйственно-культурных типов в разных регионах мира, традиционных религий на рынке эзотерического туризма, удовлетворяющих спрос на альтернативные смыслы жизни, и размышлений об исторических судьбах и перспективах локальных культур в глобальном меняющемся мире.

  • 26 ноября 2018

    В конце августа этого года я оказалась в другом месте, где бродят живые туманы, в месте, которое без особого преувеличения можно назвать райским уголком на Земле – в альпийской долине Валле д’Аоста, автономной области Италии, простирающейся между Францией и Швейцарией от подножия Монблана до Паданской равнины. Я – человек, не увлеченный ни велосипедным, ни горнолыжным спортом, вряд ли когда-либо забралась в это высокогорье вблизи Монблана, если бы там не была организована Альпийская Школа культурной антропологии, на которую меня пригласили как лектора. Школу подготовил ARC – хельсинский Центр антропологических исследований, учрежденный доктором исторических наук Константином Леонардовичем Банниковым, – ученым, журналистом и путешественником, увлеченным спортом, фотографией, дальними странами. 

  • 4 августа 2018

    Транспорт — весьма специфическая область исследования, не всегда хорошо оцененная и освоенная и этнографами, и историками, но — богатая и многообещающая. С одной стороны, изучение транспорта — часть науки и техники, требующая особых знаний. Но транспорт, как ничто другое, воплощает в себе также идею и практику движения людей и вещей, как физического (передвижения), так и символического (перемещения), а также и движения в историческом времени — то есть модернизации, развития, со всеми его позитивными и негативными сторонами. Набор транспортных средств, характерных для данной культуры, данного общества и эпохи, традиции и практики их использования, свидетельствует о многом в динамике самого общества.

  • 27 апреля 2018

    Множество различных мигрантов на Индийский субконтинент, прибывавших сюда как группами, так и индивидуально, составили своеобразный социо-культурный феномен — фиранги. Это иностранцы, как правило, жители стран Запада, укоренившиеся в Индии, адаптировавшиеся к местной кухне, климату, культуре повседневности, нашедшие себе здесь занятие и освоившиеся в социальной среде. Они вошли в разные социальные слои местного общества, как правящую элиту (что великолепно описано в историко-художественной работе Уильяма Далримпла «Белые моголы», 2002 г.), так и в низкие или маргинальные группы, примыкая к религиозным сообществам, становясь куртизанками, целителями, факирами... 

  • 11 февраля 2018

    Эта история началась в 2013 г., когда у входа в археологический музей г. Шринагара, административного центра штата Джамму и Кашмир, я увидела двух каменных коней со всадниками. Они не были похожи ни на что из того, что в силу своей профессии я знала и видела когда-либо. 

  • 26 ноября 2017

    Старая шаманка, которая сказала: «Записывай», - и рассказала все, что знал ее народ о сотворении мира, о происхождении космоса. Космос в ее версии, возникал как положено, из сгущающегося и уплотняющегося хаоса, который собой напоминает жир.
    - Он и сейчас лежит в центре Земли, – сказала шаманка, и потом вдруг выпалила: - а русские его продают! 

  • 11 ноября 2017

    Есть такие деревни в Японии, в которых осенью каждый день после обеда раздается барабанный бой. Звук больших барабанов тайко плывет над домами, улицами и огородами и теряется где-то в лесу между деревьев. Настроение японской осени такое, что источником звука легко себе представить танукибаяси – проказливых барсучков тануки, которые приходят на окраину деревни и барабанят лапками по своим толстым животам. Так, от имени всех лесных существ, они шлют людям респекты в канун осенних обрядов. Однако, послеобеденное время – это когда заканчиваются уроки в школах. Тануки после обеда отдыхают, а самые маленькие школьники и к ним примкнувшие дошкольники бегут в местный дом культуры упражняться в барабанном искусстве. К главному осеннему празднику Тайкодай готовятся все. 

  • 9 ноября 2017

    “Кастарма” с тофаларского переводится как “отжимки”, “выжимки” (по одному из преданий, фигурки делал дух, выжимая в сжатой кисти воду из глины) или как “узорочье”. Но у тофаларов считается, что такое название фигурки получили по имени духа, который обитает в маленьком озере в верховьях реки Кастырмы. 

  • 3 октября 2017

    Плато Укок расположено у пересечения государственных границ России, Казахстана, Китая и Монголии на высоте около 2500 метров над уровнем моря. Его изрезанный моренами ландшафт высокогорной тундры сформировался под воздействием Великого Оледенения (Рудой и др., 2000), и, с учетом своей специфики, использовался представителями практически всех кочевых народов Центральной Азии с древности до наших дней, о чем свидетельствуют фундаментальные археологические открытия, сделанные экспедициями Института археологии и этнографии СО РАН под руководством В.И. Молодина и Н.В. Полосьмак в период с 1990 по 1995 годы (Древние культуры…, 1994; Полосьмак, 1994; 2001). Тогда же этнограф И.В. Октябрьская проводила этнографические исследования на Укоке и в селе Джазатор, расположенном в семидесяти километрах севернее, к угодьям которого относятся пастбища Укок. Дополнив полевой материал данными архивных изысканий, она воссоздала полную картину этнической истории алтайских казахов, начиная от первых мигрантов середины XIX века до образа жизни их современных потомков. Задачи моей экспедиции на Укок заключались в том, чтобы конкретизировать детали специфически укокского образа жизни казахов посредством включенного наблюдения. 

  • 21 мая 2017

    «Если вы не интересуетесь археологией, это не значит, что археология когда-нибудь не заинтересуется вами» - написал на стене туалета моей квартиры, человек, чья школьная кличка Археолог стала записью в соответствующей графе трудовой книжки. 

  • 5 февраля 2017
    Как оставаться человеком в бесчеловечную эпоху: психология преодоления.
  • 2 февраля 2017

    Понятие «перформанса», пришедшее в широкое употребление из филологии (ср. термин «перформативность» Дж. Остина) и мира искусства, ныне применяется едва ли не во всех областях человеческой деятельности: производственной сфере, технологиях, науке, политике, спорте, развлечениях. Речь идет не только об «исполнительстве», но и «представлении себя / своего сообщества» в широком смысле этих слов.

  • 29 января 2017

    Феномен «вечно Чужие»:
    мотивация Чужого и символический антисемитизм
    в драмах человеческой истории.  Статья Александра Асмолова. 

Страницы ← Ctrl предыдущая следующая Ctrl →