ИЭА РАН в эпоху перемен

Живущие в эпоху перемен приветствуют перемену эпох. Наступил этот час и для Института этнологии и антропологии РАН, который раньше назывался Институтом этнографии, а теперь часто в шутку или всерьез ассоциируется либо с его почти бессменным директором Валерием Тишковым и потому так и называется «Институт Тишкова», либо с еще одним бывшим Министром национальностей, Владимиром Зориным («А, это то, где сейчас Зорин!?»). После трех с половиной лет директорства Марины Мартыновой, которая сменила Тишкова, Министерство науки и высшего образования РФ объявило конкурс на вакантное место. Кандидатов в итоге оказалось всего трое. Полторы недели назад на сайте ИЭА появилась информация о них и их программные тезисы. 

Летняя школа культурной антропологии ARC. 2019

Международный хельсинский Центр антропологических исследований ARC (Anthropological Research Center) организует Летнюю школу культурной антропологии, которая пройдет с 17 по 31 июля 2019 года в итальянских, французских и швейцарских Альпах, а именно в регионе Валле д’Аоста, долине Шамони, кантоне Валле, в партнерстве с Кафедрой этнологии МГУ, Международным центром социальной антропологии ГУ - ВШЭ и Национального агентства Италиипо туризму (ENIT) .
Концепция школы описывается простой формулой – «путешествие + образование», и автономная область Италии Валле д’Аоста ей максимально соответствует. Альпийская долина, насыщенная историческими памятниками всех обозримых эпох, не оставляет путешественнику шансов пройти ее, не обогатившись новыми знаниями. 

Implanted in the heart

Implanted in the heart of Chamonix, the Agence Immobilière Moderne created in 1967 by Gérard Comte is now run by his daughter Brigitte, who can boast of a beautiful radiation in the valley. Strong of values ​​borrowed from family businesses, AIM brings together a team of women driven by the passion of real estate and mountain.

A Nachni and her Rasik: a dancing community of Purulia (West Bengal)

 This paper is based on my fieldwork experience in the Purulia district of West Bengal conducted in 2012, 2013 and 2015. The object of this research was to make a general survey of the contemporary ethnographical situation at one of the dancing communities there. The community is still alive and functions in rural India. Preserving to some extent the traditional features of jajmani system, its members mostly are involved into the local entertainment sphere, but occasionally perform at family ceremonies and festivals, and play a distinct role in the religious life or are used as a representation of a patron’s status if needed. To sum up just a few points of the research we should take into consideration the highly marginal aspects of both the status and actual professional activity of this community (that includes around 105 Nachnis in both West Bengal and Jharkhand). All interviews show that in spite the vast changes in the attitude to dance in India in general and many Nachnis today being recipients of national awards; their social status in villages is still very low. It appears that quite a few young girls continue to be involved into Nachni profession. Sometimes Nachni marries her Rasik and has a proper family; this seems to be a quite recent development. There is also a tendency towards forming stable family-like connections between a Nachni and a Rasik today. Although there is certain activity (conferences, seminars) to unite all Nachnis and promote their rights, this initiative is still not very successful, due to strong professional rivalry and a lack of community feeling. The content of Nachnis’ dance repertoire demonstrates a blend of various styles, traditions, arranged in local ways and fitted for the popular taste of the audience. But there are also few high-quality Nachni dancers, and for some observers this might signify an emergence of an original style at a preliminary stage – still the issue is rather controversial.

Пространство трансальпийских смыслов

Каждый раз, проезжая по долине Валле д'Аоста мимо ее знаменитой римской арки, образ которой стал для виноделов близлежащей деревни если не иконическим, то этикетным (от слова "этикетка"), я не мог отделаться от мысли, что она стоит именно здесь не просто так, хотя бы потому, что римляне ничего просто так не делали, и, стесав в этом месте двести метров монолитной скалы для своей дороги, для чего-то оставили ее часть и прорубили в ней арку, хотя, стесать и ее было бы гораздо проще. Стало быть, она имела для них какую-то ценность, и ценность эта не утилитарная. 

Плато Укок. Перекресток эпох и культур

 Плато Укок, расположенное у пересечения четырех государственных границ - России, Казахстана, Китая и Монголии представляет собой перекресток древних и современных культур кочевой ойкумены Центральной Азии. Это место, изобилующее археологическими памятниками, вследствие их раскопок стало полюсом мобилизации исторической памяти и мифопоэтического сознания народа Республики Алтай. Вовлеченное в процессы глобализации, плато Укок в теплое время года привлекает множество туристов со всего мира, но зимой оно по-прежнему труднодоступно, и используется в качестве зимнего пастбища группой алтайских казахов, начиная со времени их переселения из районов Казахстана и Китая. Автор настоящей статьи принимал участие во всех археологических экспедициях на плато Укок в период с 1991 по 1995, с 2004 по 2017 год проводит там полевые этнографические исследования, проведя несколько зимних сезонных циклов среди кочевников. Полевые материалы, лежащие в основе настоящего исследования послужили средством для сравнений жизни на Укоке с этническими ситуациями схожих хозяйственно-культурных типов в разных регионах мира, традиционных религий на рынке эзотерического туризма, удовлетворяющих спрос на альтернативные смыслы жизни, и размышлений об исторических судьбах и перспективах локальных культур в глобальном меняющемся мире.

Там, где бродят живые туманы

В конце августа этого года я оказалась в другом месте, где бродят живые туманы, в месте, которое без особого преувеличения можно назвать райским уголком на Земле – в альпийской долине Валле д’Аоста, автономной области Италии, простирающейся между Францией и Швейцарией от подножия Монблана до Паданской равнины. Я – человек, не увлеченный ни велосипедным, ни горнолыжным спортом, вряд ли когда-либо забралась в это высокогорье вблизи Монблана, если бы там не была организована Альпийская Школа культурной антропологии, на которую меня пригласили как лектора. Школу подготовил ARC – хельсинский Центр антропологических исследований, учрежденный доктором исторических наук Константином Леонардовичем Банниковым, – ученым, журналистом и путешественником, увлеченным спортом, фотографией, дальними странами. 

О дорогах Светланы Рыжаковой

Светлана Рыжакова – блестящий знаток Индии, высокой индийской культуры, и, прежде всего, музыкальной, художественной. Она, однако, не в меньшей степени осведомлена и в области неисчислимых курьезов и несуразностях, по части которых с Индией, может быть, может сравниться только Китай – и понятно, почему. 

Шайтан-ка дафтар - «предприятие дьявола»

Транспорт — весьма специфическая область исследования, не всегда хорошо оцененная и освоенная и этнографами, и историками, но — богатая и многообещающая. С одной стороны, изучение транспорта — часть науки и техники, требующая особых знаний. Но транспорт, как ничто другое, воплощает в себе также идею и практику движения людей и вещей, как физического (передвижения), так и символического (перемещения), а также и движения в историческом времени — то есть модернизации, развития, со всеми его позитивными и негативными сторонами. Набор транспортных средств, характерных для данной культуры, данного общества и эпохи, традиции и практики их использования, свидетельствует о многом в динамике самого общества.

"Не верьте богам, которые не танцуют"

В программе Светланы Рыжаковой, российско-индийского антрополога, доктора исторических наук, гуру индийского танца – индийский танец-мистерия, обращение к видимым и незримым обитателями горного мира. Это танец-память о душах, бывших здесь в прошлом. Танец-обращение к высоким светлым силам, хранителям и помощникам живущих. Танец-радость, которой наполнено все наше существование и путешествие по великому пути жизни.

Интерпретативный поворот

Эти проблемы связаны с понятием постмодернизм. Понятие необъятное по своему значению, об этом я говорил в прошлый раз, повторяться не буду. В прошлый раз я вам говорил вообще о постмодернизме и немножко рассказал о деятельности Клиффорда Гирца, который многими современными американскими и также западноевропейскими учеными каким-то образом связывается с понятием постмодернизм в этнографии. Сам Клиффорд Гирц, как я вам уже говорил, человек, как и многие мыслители его ранга, себя ни к каким «измам» в особенности не относит. Он очень не любит, когда его называют основоположником интерпретативной антропологии. Он не любит, когда его называют постмодернистом. Но, тем не менее, и для этого есть основания, его имя связывают с этим направлением. 

Фиранги. Иностранцы, ставшие индийцами

Множество различных мигрантов на Индийский субконтинент, прибывавших сюда как группами, так и индивидуально, составили своеобразный социо-культурный феномен — фиранги. Это иностранцы, как правило, жители стран Запада, укоренившиеся в Индии, адаптировавшиеся к местной кухне, климату, культуре повседневности, нашедшие себе здесь занятие и освоившиеся в социальной среде. Они вошли в разные социальные слои местного общества, как правящую элиту (что великолепно описано в историко-художественной работе Уильяма Далримпла «Белые моголы», 2002 г.), так и в низкие или маргинальные группы, примыкая к религиозным сообществам, становясь куртизанками, целителями, факирами... 

Наши партнеры